Дети индиго в России — Чтение мыслей и человеческая ложь

tEeMuPEzzl8

Дети индиго в России — Чтение мыслей и человеческая ложь

Один из существующих то ли мифов об индиго, то ли правдивой информации – это будто «новые» дети могут читать мысли человека. Некоторые действительно нечто подобное демонстрировали. И поскольку я все более проникался доверием к возможностям Лоры, разумеется, постарался выведать у нее подробности и про этот аспект. Тем более что разговоры о «чтении мыслей» почти всегда соприкасались с темой неправды, лжи в нашем обществе. Как вы помните, дети индиго очень и очень болезненно воспринимают ложь и сами стараются этот порок не поддерживать ни в себе, ни в других.

– Читать мысли людей – это означает понимать намерения человека, – задумалась Лариса. – Однако нет такого, что я вижу человека, а на лбу у него бегущая строка с мыслями и намерениями. Этого нет. Можно положиться на интуицию и довериться ей, но интуиция… а какова ее природа? Что это такое? То есть, для меня выражение «читать мысли и намерения» – это уяснить для себя, говорит ли мне человек правду, для каких целей он со мной, что он скажет в ходе нашей беседы. Мне кажется, это решается сочетанием силы моей мысли и неких мыслеформ. Бывает, мне достаточно подумать и прокрутить в голове детали предстоящего разговора, и человек сам мне скажет то, что я хочу узнать. Но, возможно, я просто заранее знаю (откуда – непонятно), о чем мы будем говорить. Скорее всего, это смешанный процесс взаимодействия обеих систем.

– Я практически сразу могу определить, что будет в ходе моего взаимодействия с другим лицом, знаю, лжет ли он, лицемерит ли, хочет ли что-то приукрасить… – продолжала она. – Знаю, желает ли он дружбы или просто психологической помощи. Я это знала и умела в этом разбираться всегда, с раннего детства. Бывало, на моих глазах ребенок лгал взрослому, а тот верил бреду, который ему несли. Я думала: «Да как же взрослый не может разобраться во лжи? Неужели я тоже такой стану?» Правда, раньше была небольшая проблема: я не могла подойти и уличить человека во лжи, указать на несправедливость, хотя в душе у меня все переворачивалось. Теперь же, когда я многое переоценила, я подчас могу это сделать, не боясь за последствия. Для меня важно установить справедливость, а не собственная шкура, которая, возможно, пострадает.

– А знаете, как определить, что у человека на уме? – усмехнулась Лора. – Для этого не нужно заглядывать к нему в мозг или разбирать по полочкам сознание и подсознание. Нужно просто смотреть на человека и видеть его сущность, а не его обличие. Другими словами – надо очистить сознание и открыть вход для любой информации, пусть даже отрицательной. Нужно просто просканировать человека. Наше подсознание все это делает автоматически, просто мы не всегда ему верим. А я подсознательно отмечаю самые незначительные изменения: побледнение или покраснение лица, сужение зрачков, направление взгляда – словом, вся невербальная система общения входит в эту структуру. Намерения я скорее определяю на чувственном уровне. Честно сказать, я думаю, что все это делают и все понимают последствия, просто не каждый способен довериться подсознанию или интуиции.

Позже Лора прислала мне интересное дополнение к своим размышлениям.

«Примеры лжи или лукавства встречаются каждый день, далеко ходить не надо. У нас один преподаватель был, вообще ходячее практическое пособие для несостоявшихся актеров. Ну так играть любит!.. Для него жизнь – это театральная сцена, и он уже забыл, что существует реальный мир. Он забыл себя естественного, натурального, без гримас и высокопарных слов. Он нам никогда не говорил, что думает на самом деле. Утверждал, что мы являемся очень хорошим коллективом, а сам думал о том, что мы слишком для него самостоятельные и инициативные. Ему нужны были бесформенные амебы, из которых можно сделать что угодно и подчинить себе. Когда мы брали в свои руки инициативу во время занятий, он говорил нам, как мы все здорово делаем. А сам думал, что мы ни на что не способны… Все это говорилось только для самоутверждения, чтобы получить очередную порцию хорошего отношения с нашей стороны. Человек, видимо, неуверенный по жизни, вот он и пытается угождать другим, говорить ради этого неправду, чтобы утвердиться, но никак не для того, чтобы подстегнуть нас, указать на наши недостатки, помочь исправить ошибки… Все его слова были двусмысленны – говорит одно, а подразумевает другое, а мы уж сами должны догадываться, что ему надо. Я терпеть не могу двусмысленность. По мне лучше сразу в лоб, чем ходить кругами, говорить одно, а думать другое. Он не мог просто попросить нас о помощи, когда она ему была нужна, но делал все так, чтобы мы сказали: «Может, вам помочь?» Он всегда говорил, что не хочет загружать нас своими проблемами и заботами, а сам в любой удобный момент только об этом и говорил, чтобы мы выказали ему свое сочувствие или предложили помощь.

Но в жизни мало кто говорит то, что думает. В обществе это считается глупостью, необразованностью, невежеством или еще как-то. Все твердят: «Думай, что говоришь!» А я просто говорю, что думаю. Зачем скрывать свои намерения, свои мысли. Конечно, если тебя не спрашивают, а ты сам лезешь не в свое дело – это из области невежества. Не спросили – не надо говорить. А спросили, будь честен и скажи правду. По моему мнению, если ты не говоришь что-то, ты не лжешь. Как можно солгать, если и разговора на эту тему не было? Поэтому, если не хочешь получить неприятности, можно просто не говорить о том, что знаешь.

Увы, я убедилась, что люди не могут жить без лжи. Они обманывают других и сами ждут обмана. Ну как можно отказать человеку в удовольствии быть обманутым? Что люди ждут, то и получают. Чтобы очистить мир от грязи, нужно начать с обновления себя. Я уже давно не удивляюсь повседневному лицемерию со стороны окружающих. Меня это не огорчает, так как нет смысла огорчаться по этому поводу. Нужно просто ждать смены цивилизаций, что я и делаю. Нет смысла сейчас бороться с массой. Она настолько погрязла в повседневном быте, серости, материальности, что говорить о чем-то духовном и возвышенном бесполезно. Если людям легче получать выгоду при помощи лжи, зачем же они будут выбирать более сложный вариант правды? Пройдет время, и тогда все изменится, станет по-другому, а сейчас нужно следить за собой и не дать затянуть себя в порочный круг.

Если я замечаю ложь у своих знакомых, я просто прерываю контакты, ограждаю себя от таких людей. Еще несколько лет назад я замечала нехорошую картину того, что же действительно хотят мужчины. Все сводилось к животным интересам. Теперь ситуация улучшается. Молодые люди стали более ответственными. Женщины же, наоборот, стали более легкомысленными. Хотя многие и стремятся получить равноправие или установить матриархат, но таких – единицы в сравнении с массой, которая хочет зависеть от мужчины. Или проще – сидеть у него на шее. Девушки сейчас также ищут приключения из корыстных побуждений, из-за выгоды. Вот таковы основные направления с бесчестием в нас нынешних.

Конечно, секс и деньги – это то, что больше всего бьет по мозгам. Даже не столько деньги, сколько желание молодежи удовлетворить телесные потребности. В моей жизни мне уже не раз приходилось переживать ситуации новых знакомств, где первым и важнейшим пунктом стоял секс. Я ищу других отношений. Если я общаюсь, то вроде я уже что-то им должна. Да никому я ничего не должна, я хочу быть просто свободной!

Депрессивные состояния возникают лично у меня не из-за повсеместной лжи, а из-за общего состояния нашего мира, из-за качества сознания людей, из-за осознания их несовершенства, из-за материализма и отсутствия духовности, из-за непонимания и отвержения, из-за непринятия – много из-за чего. Ложь здесь является скорее одним из компонентов.

Но мир не без добрых людей. Я искала таких, с чистыми мыслями, с чистыми помыслами, и находила. По-настоящему максимально чистых людей довольно-таки мало, в моей жизни их было считанное количество, но я счастлива, что они есть, что я с ними и теперь. Я стараюсь окружить себя положительными людьми, а отрицательных пытаюсь забыть.

Жаль, но полностью избежать лжи (до мелочей) пока невозможно. Мир не очень позволяет. Но если ложь происходила в моей жизни, меня совесть до сих пор мучает. Это такие острые и беспощадные уколы совести, что лучше их не допускать! Сейчас я предпочитаю чистую правду, невзирая на последствия. Я хочу быть чистой перед собой и перед людьми. Естественная правда гораздо предпочтительнее красивой лжи.

Но совестливость и правдивость – это, на мой взгляд, не одно и то же. Совесть создана раньше правды и лжи, чтобы уметь отфильтровывать их друг от друга. Люди с новым сознанием наделены и совестливостью, и повышенной правдивостью, так как гораздо проще жить, когда вокруг правда, а, во-вторых, чтобы изменять мир к лучшему, делать его одновременно проще и красивее, чтобы очистить сознание. Ведь для следующего скачка в развитии человечества нужно абсолютно чистое сознание.

А то, что многие лгут – это их дело. Сейчас мир не изменишь, ну а если они ускоряют процесс своей гибели, то делают это вполне сознательно. Быстрее уйдут – быстрее придет поколение с новым сознанием. Теперь я жду союзников в моем деле, пусть даже они не входят в контакт со мной, но находятся на одной волне, плывут в том же направлении, что и я. Я жду новое поколение, новое сознание, вот тогда мы поборемся уже количеством».

Эти откровения Лоры так, наверное, и остались бы чем-то наподобие сентенций, декларации о намерениях, если б однажды в разговоре она не посетовала на очередную свою невзгоду в университете. Оказалось, что ей не подписали дневник педагогической практики в одной из школ Волгограда, и из-за этого у нее проблемы. М-да… серьезная незадача для отличницы, каковой она является.

Вот что рассказала Лора:

– Наш курс распределили по школам, и в течение двух недель мы должны были вести дневник, который потом сдавали на подпись руководству школы. Я тоже написала свой дневник, но, наверное, не такой, какой от нас требовали. Я написала о школе, об учителях, о руководстве, об организации учебного процесса, но, видимо, излишне откровенно. Поэтому не удивилась, когда узнала, что мой дневник не подписан. А какое нормальное руководство подпишется под тем, что оно не способно дать гимназическое образование детям, хотя по документам считается гимназией. Я-то помню, как меня учили в гимназии.

Пришла с утра к завучу, как мне было сказано, на «разбор полетов». Но если я делала какие-то выводы, то они возникали не на пустом месте, а на фактах…

Завуч, увидев меня, подержала меня за дверью еще полчаса для значимости, и… понеслась душа в рай!

– Ну, вы знаете, я вам дневник не подписала, – сказала мне многозначительно Наина Ильинична.

– Я знала, что вы мне его не подпишите.

– Да? И почему же?

– Да потому, что ни одно нормальное руководство под таким не подпишется.

– Ну, вот. Вы сами все знаете. Во-первых, вы – единственная, кто не сдал мне дневник лично в руки, – начала придираться к мелочам Наина Ильинична. Куда только подевался ее сказочный домик под названием «Гимназия №…». – Во-вторых, я не согласна со всем, что вы здесь написали.

– Это ваше право, соглашаться или нет. Я не настаиваю на принятии, – ответила я.

Далее следовали претензии в мой адрес по поводу дневника.

– Я не позволю клеветать на мою школу. Я требую, чтобы в дневнике была написана правда, – не унималась Наина Ильинична. Видать, за живое задел ее мой дневник…

– Но вот она – правда. Это моя правда, такая, какой я ее вижу. Я же не прошу вас соглашаться с этим. Я даже не настаиваю на вашей подписи.

Наине Ильиничне не нравился мой настрой. Вероятно, ей хотелось выгнуть палку на свою сторону. Ради любопытства я спросила:

– А под каким дневником вы подпишетесь?

– Под тем, в котором будет написана правда. А этот дневник я расцениваю как оскорбление в личный адрес.

– Хотите, я могу написать новый дневник, но вы мне будете диктовать ту правду, которую я должна написать.

– Не надо мне ничего подобного!

– Ну, тогда я ничего не могу сделать.

Мы еще немного побеседовали. Я высказала свое пожелание о серьезном разговоре между Наиной Ильиничной и учителем ОБЖ.

– А вы собираетесь работать в школе? – спросила она меня.

– По доброй воле – нет.

– Ну вот. А если бы вы сказали «да», я бы вам ответила, что, когда молодые преподаватели приходят в школу, на них, бывает, навешивают дисциплины, не соответствующие их образованию. Так произошло и с учителем ОБЖ. Молодая девушка после института пришла устраиваться на работу, она историк, но места для нее пока нет. Вот и работает по другому профилю.

Отлично! Так мы что, в школе благотворительностью занимаемся? Бедных молодых преподавателей прикармливаем? Или все же мы хотим дать детям достойное образование, принимая на работу достойных педагогов? Наине Ильиничне стоит в этом вопросе определиться. То она говорит о статусе ее школы, то о жалости…

Я пояснила каждый пункт, с которым Наина Ильинична была не согласна. Безусловно, она не могла со мной согласиться в открытую, но для себя наверняка уяснила все то, что я хотела сказать. Она человек неглупый. Но, как и любое руководство, пыталась отстоять имя школы в глазах чужака.

А теперь, пожалуй, следует привести некоторые фрагменты из «дневника» Ларисы, чтобы понять, из-за чего сыр-бор:

«…В пятницу, 10 ноября, мы, практиканты, пришли в гимназию №…. В холле нас широкой улыбкой встретила Наина Ильинична и пригласила всех пройти в ее кабинет, чтобы познакомиться. Нас посадили на места и рассказали о школе. Школа очень хорошая, даже распрекрасная. Учителя в ней детей любят, работой дорожат, школа выигрывает первые места по области, и съезжаются в эту школу все иностранцы! Ну, словом, – сказка! Я не против, когда люди занимаются саморекламой, но когда все настолько безоблачно, – это вызывает сомнения.

…Урок английского языка в одиннадцатом классе. Все ученики демонстрируют, какие они крутые и независимые. После звонка в класс вошла преподавательница. Ни «здрасьте», ни «до свидания» детям… Урок начался с разборки полетов. Видите ли, дети вчера, вместо английского, ходили в музей, куда их пригласили. Когда мальчик Дима решил вставить свое оправдательное слово, милая преподавательница пресекла его на первом же слове: «Или ты здесь сидишь, как мебель, или можешь на мои уроки больше не приходить!» И что вы думаете? Я-то, по простоте душевной полагала, что это всего лишь угроза… Но парень действительно весь урок просидел молча, а преподаватель делала вид, что его не замечает.

Когда Катя сказала, что не знает, как выполнить задание, учительница сказала: «Или ты мне его делаешь, или твоя медаль полетела, и я ставлю двойку в журнал». Сплошные угрозы и ультиматумы. У этой преподавательницы просто очень агрессивный настрой. У нее есть физический недостаток… из-за чего она чувствует себя неуверенно и пытается любыми способами самоутвердиться. Только пошла не по тому пути… Оттого, что у нее низкая самооценка и возможные нервные стрессы, она постоянно улыбается, даже когда ругается. Но улыбка эта далеко не от сердца. Первый мой вывод таков: в школе не должно быть учителей с явными физическими недостатками, поскольку и ребятам толку нет, и преподавателю нелегко бороться с косыми взглядами. Или тогда преподаватель должен проходить специальный курс продуктивного общения с детьми, если за жизнь не научился.

Дети на ее уроке ведут себя неподобающим образом. Они хамят преподавателю, разговаривают с ней, как с подружкой, а учитель это позволяет делать и, вместо того, чтобы установить дистанцию, кривляется вместе с детьми.

…Следующий урок мы провели в другой группе английского языка. Живая, дружелюбная атмосфера, деловой настрой, подготовленные к уроку дети. Заметен интерес учащихся к предмету и к преподавателю. Ученики активно работают на уроке, и у них есть желание узнавать что-то новое. Преподаватель – молодая, энергичная девушка, недавно закончившая институт. Ее урок построен не на сплошной проверке домашнего задания, как это отмечалось в прошлой группе, дети, наоборот, учатся спонтанно реагировать на новые задания. Учитель использует различные типы заданий: игры, картинки, упражнения, развивающие память и фантазию. Хороший урок. И дисциплина просто отменная!

…Запомнился урок литературы. Вроде бы молодая преподавательница, симпатичная, а откуда столько агрессии? Она старается быть просто строгой, но это ей не удается. Ни разу не было слышно добрых ноток в голосе за весь урок. Преподаватель раздает лишние указания, которые все равно не будут выполнены. Все дети слушают музыку в наушниках, беседуют о своих личных делах и не уважают учителя. А учительница, вместо того, чтобы задать детям чтение книги «Мы», которая была бы очень для них поучительной, сама пересказывает ее, давая очередной повод ученикам поиздеваться над ее словами. Я не удивилась бы, если бы узнала, что и «Войну и мир» она им тоже пересказала… Разве это учеба?!

Урок геометрии в среду мне понравился. Чувствуется деловой настрой преподавателя и учеников. Авторитет учителя даже не ставится под сомнение. При этом у детей нет страха перед учителем – это хорошо. Преподаватель старается всех учеников задействовать в образовательном процессе. Учитель отличается терпением, пониманием, человечностью и наличием головы на плечах.

…На уроке ОБЖ самая ужасная дисциплина, то есть ее просто нет. Дети слушают музыку не просто в наушники, а в динамики телефона. Преподаватель вместо того, чтобы заинтересовать учащихся, первым делом говорит: «Ребят, мне самой неинтересна эта тема, но нам ее надо пройти. Вот вам три темы, напишите мне на какую-нибудь ваши мысли. Ну, пожалуйста. Ну, хоть две строчки. Ребят, мне действительно нужно знать, как вы ориентируетесь в данной теме». Так никто и не написал бедной молодой учительнице сочинение. А в ходе урока она к нам подошла и откровенно призналась: «Видите, как у нас. Ну, а как может быть иначе? Если у преподавателя нет никакого интереса, то и у детей его не будет». Ох, как меня поразили эти слова, до глубины души!

Урок химии. Комичная тетенька, эта преподавательница. Она, как напуганная сорока, бегает от одного ученика к другому. Раздала всем карточки для выполнения заданий, думала, ей будет так легче, а только проблем прибавила. Ученики просекли фишку и начали ее звать, кто больше и кто громче. Бедная учительница разрывалась между партами учеников. Вроде бы взрослая женщина, а так и не нашла за столько лет подхода к детям. Обидно. Дети в данной ситуации – хозяева…»

Вот такой «криминальный» дневник практики. Ну и где здесь «неправда»?

Однако проблема у Лоры решилась положительно. Руководитель педпрактики, посовещавшись со знающим человеком, доктором педагогических наук, разрешила ей не ставить печать школы и подписей завуча и директора в дневнике и велела больше не ходить в ту школу. А ученый-педагог сказал, чтобы Ларису тащили в науку.

– Справедливость восторжествовала! – радовалась Лора по телефону. – За правду нелегко бороться, но эта битва благодарная!

Геннадий Белимов

Друзья! Сайту нужна ваша помощь в виде "Нравится" и "Поделиться"

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий